Сколько ещё невинно расстрелянных секунд падёт на поле боя...?
Давайте прекратим воевать. Все войны на нашей территории давно закончились. Раненных вылечили. Убитых зарыли. Мы сыграли в ничью. Потери сосчитать не удастся... Ну и чёрт с ними - с потерями-то. Мы чуть не потеряли себя. Вот, что пугает. Мы завоёвывали новые земли, оставив собственные зарастать трясиной и мать-и-мачехой. Мы разорены. Неужели не достаточно для пробуждения? Давай полоть собственный бурьян и любоваться роскошными садами друг друга. Давай уважать соседствующие территории. Давай любить, а не воевать...
Мы так и не научились жить под одним небом, но в гордом одиночестве каждый сам для себя большой и всезнающий Будда. И как только солнце прячется за темно-красный горизонт, мы открываем свои застенчивые души перед лицом собственных слабостей. Мы так сильны в своём бескрайне одиноком пространстве и бесконечно слабы друг перед другом. И всё бы ничего, только вдохновение приходит не с годами, не с утратами и даже чувства иногда не оправдывают возложенных ожиданий. Но всё же мы продолжаем искать его, обманывая самих себя. Мы подставляем обессилевшие паруса навстречу ветру в период полного штиля.
Убийцы времени. Хладнокровные в своём романтизме. Сколько ещё невинно расстрелянных секунд падёт на поле боя прежде, чем первый проблеск седины заставит задуматься о безграничности и быстротечности уплывающей жизни? Но ведь у каждого своя чаша. И каждый сам её осушает. И вот, когда остаются последние капли, мы пытаемся изо всех сил удержать жизненную влагу. Мы примешиваем слёзы, мы отказываемся от питья, мы ищем альтернативные источники, но чаша одна, и жидкость на исходе. И тогда войны теряют свои авторитеты, и тогда блекнет солнце, и паруса зияют почернелыми от залпов дырами.
И вот, в условиях боевых действий, находясь на линии фронта в самом очаге бушующих страстей, я взываю: давай прекратим воевать! Всё убито до нас. Обе стороны понесли наказания. Время строить мосты через реку невежества, гордыни и глупости. Время утреннего кофе и задушевных бесед. Время любить, а не воевать…